АИСТЫ НЕ ПОКИДАЮТ СВОИХ ГНЕЗД

Я Арарат на плечи бы взвалил и перенес его через границу

 

Евгений Евтушенко

Сколько прекрасных армянских городов и поселений находилось под сенью Масиса! Но еще раньше здесь, в первозданной красоте горы и величественных рек Тигра и Евфрата… создал Господь Божий Рай и поселил в нем первых людей. Сколько поколений армян сменилось здесь, восхищенно взирая на Арарат и посвящая ему самые высокие душевные порывы! Сколько легенд нашептали сказочные склоны и вершины горы! Сколько тайн открыла эта гора! А сколько хранит еще! Сколько песен спето Библейской горе, сколько сказаний создано, сколько преданий посвящено!

Арарат — это не просто географическая понятие, — это душа человечества, и в первую очередь душа армянина. Арарат должен быть виден из окна квартиры, с крыши дома, с любой смотровой площадки. Он развернулся к Еревану и ко всей Армении своей величественной красотой, намекая на свою сакральность, на свою избранность… Здесь, на вершине Араратских гор остановился Ноев ковчег, чтобы возродиться для человечества по Великому божьему промыслу. На склоне величественной горы, на высоте 2260 метров Акоп Мцбнеци основал в IV веке церковь, где поместил окаменелый кусочек Ноева ковчега, и сюда приходили христиане из разных уголков, чтобы увидеть эту святыню и поклониться ей.

Григор Магистрос рассказывает, что в незапамятные времена у подножия Масиса было основано поселение Акори, которое первоначально звучало Аркури — ур (черенок) посади. А Павстос Бюзанд свидетельствует, что царь Пап разместил у подножия Масиса свою резиденцию — дворцовый город-крепость. Он пишет: Игдыр со своим равнинным расположением и надежной крепостью на близлежащих холмах по всему весьма подходит для строительства дворца и большого придворного поселения.

В тени величественной горы, под ее защитой тысячелетиями вели свою жизнь армяне, мягко струился дымок их очагов, чтобы лечь на склоны Масиса. Что еще должно произойти здесь — у подножия Библейского Арарата? Рай, спасение после грехопадения — возрождение через Ноя… А дальше — последний Суд над грешным человечеством? Может, он и произойдет здесь, у подножия Арарата?

Здесь, на Араратских холмах и высотах цвели армянские поселения, неприступные крепости, царские резиденции, утопавшие в зелени садов и полей. У подножия Масиса были рассыпаны многочисленные святыни, к которым христиане из разных стран мира совершали паломничество. Ежегодно в разное время, но особенно в праздник Святого Креста приходили паломники к часовне в Аргадже, возведенной в честь евангелиста Марка. Здесь били многочисленные родники с чудодейственной водой. Праздник приходился на канун сбора урожая винограда и сопровождался весельем и гостеприимством местных армян.

Здесь, у подножия Масиса в Араратской долине великое множество поколений армян погибало за право сохранить эту землю. Эта земля многократно полита армянской кровью и усыпана костьми… Мир полон боли и несправедливости… И если армян и изгнали из-под сени Масиса, потому что, как поется в народной песне, змея уже обвила твою судьбу..., то каждый раз ранним утром, как только луч солнца касается седой величественной макушки Масиса и белоснежная вершина его начинает розоветь, кажется, он манит к себе всех армян… И еще: аисты, наперекор судьбе армянской и пограничным запретам, постоянно перелетают через Аракс, устремляясь к своим прежним жилищам — гнездам, свитым на верхушках старых тополей. Погуляют по зеленым полянам, а потом возвращаются к новым гнездам, чтобы поддерживать эту святую и священную связь между прошлым и настоящим… Казалось бы, птица (!), живи себе, где у тебя гнездо, привычное место, но нет… Поразительная преданность человеку. Они прилетели за армянами-гахтаканами и вновь свили гнезда у их новых жилищ. Так и летают то туда, то сюда...

А там, в той части Араратской долины остались многочисленные города, родные дома с богатыми цветниками, в которых росли розы, лилии, нарциссы, сирень, майоран, наполнявшие воздух ароматом, пирамидальные тополя и трогательные осины, дома, построенные на века, и земля, политая потом и кровью армянина, засеянные поля, брошенные тысячелетние могилы, церкви, монастыри, крепости,… неповторимые рассветы и звездные ночи. А ведь даже самые жестокие стихийные бедствия, природные катаклизмы не могут оторвать человека от свитого им гнезда. Вот аисты и возвращаются постоянно туда, за Аракс, к подножию Масиса проведать свои прежние жилища, грациозно опускаясь по весне в старые гнезда на ветвях высокоствольных тополей, да отнести поклон гахтаканов-армян построенным ими домам, посаженным цветам, деревьям, садам, земле… Так и видишь, как, стиснув зубы, они молча затворяли двери своих домов и садов, чтобы больше никогда туда не вернуться… И только слезы, которые текли из застывших глаз, выражали всю полноту их горя и страдания. В Муше, Эрзеруме и Ване, в Баязете и Алашкерте, в Карине и Карсе, Ардагане и Сарикамыше, в Сурмалу и повсюду опустевшая страна печально взирала на это беззаконие, сокрушенно глядя вслед удаляющимся изгнанникам… Но их души, как и их потомки, всегда будут ждать разрешения повисшего в воздухе и все еще открытого и неразрешенного Армянского вопроса… Будут ждать возвращения назад, на свою историческую родину. Казалось, это было по силам скаутам, носившим кожаный ремень с бляхой, на которой были выгравированы Сис и Масис и девиз: Поднимись и подними! Но их движение задушили, хотя именно такова Воля Всевышнего, являвшегося праведникам над Масисом....

Человеку необходимо навещать родные могилы своих близких и любимых людей. Нельзя, чтобы они поросли колючками и крапивой, вместо того чтобы быть украшенными букетиками живых цветов, принесенными родными и близкими. А тут никто не знает — целы надгробья или их разбили, или сровняли с землей, разрыли могилы… Это против всех человеческих правил… Но такая участь постигла армянские кладбища и церкви. И точно описал их Рубен Севак:

Надгробья наши вечным сном залиты,

А надписи на них Здесь погребен...,

Истоптанные тысячью племен,

Который век не покидают плиты.

Но крест, опустившийся попеременно над четырьмя углами могильного холма при погребении, знаменует таинство вечности… Все остается, все запоминается и припоминается однажды...

Лежащие в Араратской долине, по оба берега Аракса, плодородные урожайные земли, чуть ли не со времен прародителя Ноя оказывались под копытами рыщущих голодных полчищ кочевых племен, которые находили здесь все для утоления алчных глаз и аппетитов....

Зачастую армяне были зажаты со всех сторон врагами:… с одной стороны — персидская граница, с другой — турецкая создавали тяжелейшие условия проживания для армянского народа. Полевые и прочие работы почти были оставлены, и армянское население занималось только обеспечением своей безопасности (газета Мшак, 9.07.1905г.).

Но как случилось, что турок, сеющий смерть и разрушение, но никогда не доходивший до Масиса, вдруг осмелился посягнуть на эту землю, когда она стала границей Российской империи, отвоевавшей ее у персов ценой большой крови? Армяне чувствовали себя в полной безопасности под крылами русского двуглавого орла. С мыслью об изменении русской границы не могли примириться и те, кто удерживал границу в ее пределах. Как можно вот так, добровольно, отдать границу турку… А как же клятва, данная государю?.. Все офицерство гарнизонов и слышать не хотело о том, чтобы эту землю оставить проклятым басурманам, зовущимся турками… А как же воинская честь? Верность присяге?.. Этот вопрос не давал и не дает покоя… Ани, Карс, Эрзерум, Ван, Битлис, залитые кровью невинных жертв, остались по ту сторону Аракса, по ту сторону Масиса… Эту тоску, эту боль чувствовали истинные друзья Армении и армян. Ее точно выразил Е.Евтушенко:

… С мольбою и укором Арарат

Зовет меня, как будто армянина.

А пока изгнавшие армян турки и курды живут на чужой земле и спят в чужих домах, едят чужой хлеб, прекрасно зная, что хозяева этих домов, этой земли никогда ничего не забудут, ибо постоянно слышат стоны и голоса безвинных жертв, взывающих к ним из недр этой обетованной земли. Они живут с вечным страхом внутри, как грабитель, который ходит в украденной одежде и боится быть узнанным и призванным к ответу за содеянное...

Не на жизнь, а на смерть схватились добро и зло; и если не уменьшится оно, Бог Сам покарает мир за зло. Ничто не забывается в этом мире, покрываясь пылью времени. Без памяти жизнь утратила бы смысл. Ждите и трепещите, творящие непотребство и гневящие Его… Он явится над Масисом-Араратом и осуществит Суд. И долгожданная Справедливость восторжествует наконец! Пыль времени покрывает, но не предает забвению такие события, а сохраняет и приберегает на возможность реванша в определенный момент поворота истории… И мы еще придем к священной Библейской горе под звуки Божьей трубы...

И все произойдет, как в Посвящении Евгения Евтушенко:

… Исчезнут в мире злоба и вражда

И я прижмусь щекою к Арарату.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

ochag
ochag
Было на сайте никогда
50 лет (10.11.1968)
Читателей: 4 Опыт: 0 Карма: 1
все 0 Мои друзья